Журнал

Все Земля Небо Вода Дикие кошки Природа России Человек и природа
Все Популярные Новые Бесплатные По подписке

Домашние лисы. Как не испортить жизнь себе и животному

Домашние лисы. Как не испортить жизнь себе и животному
Человек и природа 30.04.2022
Экзотические питомцы всегда привлекают внимание, а многие люди хотят выделяться из толпы. Именно поэтому мода на необычных животных так быстро набирает обороты. К сожалению, не все виды хорошо адаптируются к квартирным условиям, а спрос на диких животных провоцирует развитие браконьерства. Но сейчас мы расскажем вам об одном необычном питомце, который, благодаря многолетней работе учёных, будет прекрасно жить рядом с вами, принося тапки и виляя хвостом.

Собаки живут рядом с человеком уже десятки тысяч лет, но сколько времени понадобилось, чтобы они стали ручными? Как быстро происходит процесс одомашнивания и какие там есть этапы? Именно этими вопросами задался новосибирский ученый 80 лет назад и начал самый масштабный эволюционный эксперимент в истории.

С выбором объекта для эксперимента сложности не возникло, лисица, безусловно, была идеальной кандидатурой для одомашнивания. Лисы достаточно близкие родственники привычных нам собак, к тому времени их уже давно успешно содержали и разводили на зверофермах, поэтому поставить такой эксперимент было вполне реально. К тому же выглядят лисы так, что их прямо хочется потискать и обнять, но угроза получить болезненный укус от дикого зверя не позволяет это сделать. Поэтому идея одомашнить лису и превратить её в собаку была очень перспективной и интересной. Генетик Дмитрий Беляев, который придумал, начал и реализовал этот впечатляющий эксперимент, интересовался самим процессом доместикации (одомашнивания) животных. Ему было интересно, что происходило между этапами «дикий зверь» и «домашнее животное», и почему так мало видов смогли пройти весь этот путь и спокойно жить рядом с человеком. Беляев был очень интересным человеком и выдающимся ученым, но жил он в очень сложное для генетиков время, поэтому провернуть такой масштабный эксперимент было очень сложно. Тогда в Советском союзе были смутные времена, а за изучение генетики можно было с легкостью отправиться в Сибирь. Поэтому истинный мотив работы Беляева приходилось скрывать, выдавая эксперимент за работу над повышением качества меха лисиц. Даже угроза потери работы, семьи и жизни не остановила ученого. Так, заручившись поддержкой коллеги, которой можно было доверять, он начал эксперимент в Эстонии и уже только в 1959 году продолжил в Новосибирске. К тому времени в Таллине было выведено уже 8 поколений чернобурых лисиц, отобранных по признаку лояльности к человеку, но изменения поведения практически не произошло. Этих лисиц привезли в Новосибирск к другим экспериментальным животным. Несмотря на уже проделанную под угрозой жизни работу, началом эксперимента принято считать именно 1959 год, когда началась работа в зверопитомнике «Лесной» под Новосибирском.

Лисят для участия в эксперименте отбирали очень тщательно. Им предлагали подкормку с рук, оценивали реакцию на появление человека, пытались погладить. Животные реагировали совершенно по-разному, кто-то проявлял агрессию, кто-то забивался в угол, и лишь единицы осторожно проявляли интерес. Реакцию животных оценивали по балльной системе и таким образом отбирали самых толерантных особей, которые шли в экспериментальное разведение.

Первые результаты стали заметны спустя несколько лет, но были ещё не очевидны. Неагрессивных лисят с каждым годом рождалось всё больше, а незначительные физиологические изменения указывали на то, что учёные на верном пути. А уже в четвертом новосибирском поколении появился лисёнок, который это окончательно доказал. Это был детёныш по кличке Уголек, который при виде человека проявлял совершенно не характерное для диких животных поведение. Он вилял хвостом. Это была абсолютно новая для лисиц эмоциональная реакция на человека, которая впечатлила всех. Уголек был уникален, и на его потомство возлагали большие надежды. Спустя ещё пару поколений начала формироваться «элитная» группа лисят, которые явно проявляли дружелюбное отношение к человеку. Это проявлялось в виде жалобного поскуливания для привлечения внимания, подставления живота и облизывания пальцев сотрудников. С каждым годом «элитных» лисят становилось всё больше. Все лисята демонстрировали интерес к человеку по-разному, но только потомки Уголька умели вилять хвостом. До определенного момента. Дальнейшие изменения поведения лисят происходили очень стремительно. В восьмом поколении лисята уже не только с радостью виляли хвостом, но и демонстрировали значительные физиологические и анатомические изменения. Ручные лисята после рождения быстрее диких открывали глаза, у самок раньше начиналась течка, а хвосты некоторых особей стали закручиваться калачиком, как у домашних собак. Интересным и важным наблюдением стало то, что ручные лисята гораздо дольше оставались игривыми и беззаботными. Дикие лисьи детёныши в возрасте около 45 дней резко изменяют поведение, становясь осторожными и тревожными, а у «элитных» лисят такое поведение было выражено намного слабее и наблюдалось не раньше трех месяцев. Учёные предположили, что такое разное поведение связано с гормонами, и практически сразу это подтвердили. Чтобы вы понимали, в те времена про гормоны было мало что известно, так как их только недавно открыли. Некоторые лисы вообще не переставали играть, сохраняя эту привычную для детей особенность даже во взрослом возрасте. Прямо как собаки.

Следующим уникальным лисенком после Уголька стала девочка по кличке Мечта. Она была вислоухой. У маленьких лисят уши висят всегда, но только до двух недель. А Мечта такой и осталась. Тогда же появился лисенок с белым пятном на лбу, типичной отметиной домашних видов. Подобные впечатляющие результаты привлекали всё больше внимания к эксперименту. В его успехе уже мало кто сомневался. Оставалось понять, чем же обусловлены все эти признаки. В 1970 году на звероферме начался следующий этап. Параллельно стали отбирать и разводить самых агрессивных особей. Это позволило сформировать три экспериментальные группы животных: «дикие», «ручные» и «контрольные», чтобы их сравнить и доказать генетическую роль наблюдаемых изменений, как и предполагал изначально Беляев. В то время «элитных» животных на звероферме уже было почти 20%. Такие лисята уже были совсем ручные, человек для них был другом. Людмила Трут жила и работала на звероферме на протяжении всего эксперимента и продолжила исследование после смерти Беляева. Одну лису по имени Пушинка Людмила забрала в дом и жила с ней бок о бок, как с собакой. Пушинка приносила потомство и растила его дома в полной гармонии с человеком.

Дальше началась волна активного изучения выведенных животных. Особенное внимание уделялось гормонам и размножению. Стало понятно, что именно одомашнивание приводит к сохранению во взрослом возрасте и закреплению у животных определенных черт, присущих только детям. У домашних лис значительно изменился гормональный фон, поведение и внешний вид. Стали всё чаще появляться особи с аномалиями как у собак. Так появились лисы с укороченной мордой и перекусом, как у бульдогов, и наоборот, с тонким и вытянутым носом, как у борзых. Хвосты всё чаще закручивались, а уши оставались висячими. Окраска стала очень разнообразной, появилось больше белых пятен, а некоторые особи выглядели точь-в-точь как породистые собаки. Кроме того, лисы стали использовать новые звуковые сигналы, нетипичные для диких особей. Привлекая внимание человека, они начинали поскуливать, а если хозяину угрожала опасность, то издавали громкий каркающий звук, похожий на собачий лай.

На данный момент эксперимент продолжается уже больше 80 лет. Сейчас любой может приобрести себе ручную новосибирскую лису, которая при правильном уходе станет вам другом не хуже собаки. Отбор дружелюбных к человеку особей показал впечатляющие результаты за очень короткий срок в масштабах эволюции, но в масштабах человека прошла целая жизнь. Результаты этого эксперимента показали нам путь, который прошли все животные, живущие рядом с нами, и подарили нам нового домашнего любимца. Но поскольку новосибирская лиса сейчас стоит как хорошая породистая собака, а фотографии с милыми домашними лисятами заполонили социальные сети, на продажу стали выставлять животных с обычных пушных звероферм. Эти лисички тоже прекрасны, но не стоит забывать, что их разводят, отбирая по качеству меха, а не по дружелюбности.



Много лет назад я тоже грезила мечтой завести дома лису, а денег на новосибирского питомца у меня не было. К тому же, благородная мотивация спасти жизнь обреченного лисенка с пушной зверофермы окончательно убедила меня это сделать. Я поехала и выкупила за символическую сумму маленького лисенка, который родился там, где должен был стать шубой. Это была девочка, которую я назвала Джесси. Лисичка прекрасно жила со мной на даче, гуляла на поводке, радовалась играм и быстро росла. Но сколько бы внимания я ей ни уделяла и не шла с ней на контакт, лиса делала всё по-своему. Джесси была очень своенравным зверем, она откликалась только когда ей хотелось, не принимала ограничения и яростно кусалась, когда ей что-то не нравилось. И когда началась учеба и пришлось переехать с дачи в квартиру, для лисы это было невыносимо. Пытаясь ужиться друг с другом несколько месяцев и так и не найдя компромисс в четырех стенах, было принято решение отдать её знакомым в уличный вольер. Там она прекрасно живет до сих пор, будучи в уже приличном возрасте. Возможно я сама допустила ошибки в воспитании лисенка и поэтому она не вела себя как собачка. А возможно она была тем лисенком, который бы не набрал достаточно баллов толерантности к человеку и даже не попал бы в эксперимент Беляева. Это уже не имеет значения. Важно понимать, что то, что новосибирские ученые превратили лис в собак, не делает всех остальных лис домашними. Поэтому, покупая лисенка со зверофермы, будьте готовы к тому, что это может оказаться дикий зверь, вынужденный жить рядом с вами, но мечтающий убежать на свободу. Так что если хотите завести себе такого питомца, лучше брать одомашненных лисиц, на выведение которых учёные потратили много времени и сил. Конечно, обреченных животных с пушных звероферм очень жалко и хочется спасать. Но таких животных стоит брать домой, только если есть возможность вольерного содержания, потому что никто не знает, какими они вырастут.